«Бескрайние просторы, деревни, города, на всех одна команда - Россия навсегда!»

Большое интервью Ромащенко о сборной

ГЛАВНАЯ » НОВОСТИ » Большое интервью Ромащенко о сборной
Мирослав Ромащенко
09.04.19
Большое интервью Ромащенко о сборной

Ассистент главного тренера сборной России стал гостем авторской программы обозревателя "СЭ" Александра Львова "Начистоту".

– Давайте начнем с вопроса, который, надеюсь, задаст тональность нашему разговору. По собственному опыту работы в сборной знаю, как порой непросто складываются у ее тренерского штаба отношения с прессой. Вы согласовываете свои встречи с журналистами или принимаете решения самостоятельно?
– Естественно, главный тренер сборной России в курсе того, кому я планирую дать интервью. А уже непосредственно все публикации перед выходом в печать или интернет согласовываю с пресс-атташе Игорем Владимировым.

– Недавно Федор Емельяненко сказал, что СМИ и интернет переполнены негативом и чернухой, что стало отпугивать от общения прессой. Есть ли журналисты, с которыми вы не хотели общаться, и имеет ли на это право тренер сборной?
– Насколько я понимаю, согласно протоколу главный тренер сборной обязан общаться с журналистами только на официальных пресс-конференциях. Во всех остальных случаях он имеет право выбирать, с кем из представителей СМИ ему разговаривать. Ясно, что любой нормальный человек обычно откликается на просьбы тех, кому доверяет. К сожалению, нынешняя журналистика отличается от той, что была во времена, когда я еще сам играл. Это и неудивительно, с появлением интернета мир захлестнул поток самой разной информации, причем, часто непроверенной.

– Печально… Но жизнь продолжается. А потому давайте перейдем к последним событиям из жизни сборной – первым двум шагам отборочного цикла Евро. Станислав Саламович уже публично дал им оценку. А какое впечатление оставили матчи с Бельгией и Казахстаном у вас?
– Признаюсь, неоднозначное. Если честно, то мы в этом цикле рассчитывали на большее.

– Имеете в виду результат встречи с бельгийцами?
– Именно. Мы понимали, какой соперник нам будет противостоять, силу и возможности сборной, которая значится первой в рейтинге ФИФА (российская команда проиграла Бельгии на выезде со счетом 1:3. – Прим. "СЭ"). Но здесь сыграли свою роль некоторые обстоятельства. Дело в том, что март – не самый лучший месяц для наших футболистов, что, кстати, подтверждается и статистикой. Это период, когда они только вкатываются в сезон. Была надежда на то, что мы все-таки сумеем в этой ситуации предъявить и свои козыри. Но по определенным причинам сделать этого не удалось.

– Зная о возможностях и силе бельгийцев, не было мысли сыграть от обороны?
– Мы четко знали, как будет действовать сборная Бельгии, какой футбол возьмет на вооружение, какие игроки выйдут в составе. Потому взяли за основу вариант с акцентом на контратаку. К сожалению, он нам, в силу разных причин, не совсем удался. Что касается обороны, то здесь мы сыграли в пять защитников с тремя центральными – Кудряшовым, Джикией и Набабкиным. Нечто похожее, со схемой 5-4-1, было и на чемпионате мира с испанцами. Только с несколько другими функциями крайних нападающих – Черышева и Кузяева. Здесь мы пытались в какие-то моменты прессинговать на чужой половине, затруднять сопернику выход из обороны через пас, что бельгийцы любят и хорошо умеют делать. А сами, при вводе мяча в игру не пытались выносить его дальним ударом, а стремились к розыгрышу. Это должно было помочь больше контролировать мяч. В каких-то моментах это удавалось. И вряд ли кто-то скажет, что мы выглядели какими-то растерянными. Но класс футболистов, которыми располагает команда Бельгии, в итоги сыграл свою роль.

– То, что не все получилось со ставкой на контратакующую игру, как-то связано с отсутствием травмированных Ерохина, Дзагоева и Зобнина?
– У нас, по большому счету, сейчас новая сборная. И каждый раз мы сталкиваемся с тем, что в нее приходится вызывать новых футболистов. Вот сейчас не было Дзагоева, Ерохина, Зобнина, которых вы назвали, получил травму Кутепов, а по ходу встречи еще и Кузяев. Практически с листа сыграл Ахметов, чего в практике Саламыча еще никогда не было. Для нас значима потеря даже одного игрока. А здесь их сразу несколько. Но на то, что не сработала ставка на контратакующую игру, это глобально не повлияло. У нас были неплохие моменты, чтобы вскрывать оборону бельгийцев, реализовывая предложенное ранее на установках и теоретических занятиях. Возможно, это бы произошло, если, скажем, Головин сыграл бы на позиции Кузяева – чуть выше средней зоны, ближе к воротам, где можно и дриблинг включить, и пробить. Но тогда бы команда потеряла при переходах из обороны в атаку через контроль мяча. Далер здорово прессингует, он мобилен и неуступчив в единоборствах, но все же не так хорошо двигает мяч между линиями, что для нас было очень важно. И вот здесь нам в определенной степени не хватило получившего травму Зобнина.

– Кстати, о Головине. То, что он с бельгийцами сыграл не на своем уровне, издержки адаптации в "Монако"?
– Не думаю. В последний месяц, с возвращением в "Монако" Жардима, у Головина, напротив, наблюдается игровой подъем. Это было видно и по настроению, с которым он приехал в сборную.

– После матча в Нур-Султане Черчесов сказал, что ключевым моментом нашего успеха стала победа сборной Казахстана над Шотландией. Что он имел в виду?
– На утренней тренировке после встречи с Бельгией Саламыч сказал ребятам: "Мне будет легко настраивать вас на игру с Казахстаном, потому что мой коллега из Шотландии не сделал то, что должен был сделать. Исходя из результата, вы можете в этом убедиться". Тем самым он дал понять, насколько важна в этой ситуации индивидуальная подготовка и настрой каждого. Как это сработало, мы с вами видели (сборная России разгромила Казахстан в гостях со счетом 4:0. – Прим. "СЭ").

– Создается впечатление, что у сборной такая же проблема, как и у "Спартака", где в центре обороны ищут напарника Джикии. С Бельгией им был Набабкин, с Казахстаном Семенов. А есть еще и Кутепов…
– Не вижу здесь никакой параллели, поскольку с Бельгией мы играли в три центральных защитника.

– Извините, но Набабкин же не игрок центра обороны.
– Почему? в ЦСКА, когда это требуется, он неплохо играет на месте правого центрального защитника. Кроме того, у него хороший опыт участия в еврокубковых турнирах. К тому же, понимая специфику игры сборной Бельгии с быстрыми Азаром и Мертенсом, мы решили выпустить не габаритного защитника, а как раз Набабкина.

– Отсутствие Набабкина в игре с Казахстаном не означает, что защитник разочаровал?
– То, что Набабкин не играл, связано лишь с тактическими моментами. После того, как мы увидели игру казахов с шотландцами, то поняли, что нужно играть в два центральных защитника, а не в три. Выбор стоял между Семеновым и Беляевым.

– Кутепова продолжаете в уме держать на будущее?
– Конечно.

– Приглашая Жиркова, вспоминали удачный ход с возвращением Игнашевича на чемпионате мира?
– Во-первых, Юра никогда не отказывался от вызова в сборную. Во-вторых, Черчесов лично летал в Петербург непосредственно перед сбором национальной команды. Он специально встречался с Жирковым, чтобы переговорить, обсудить какие-то моменты. Мы заранее знали, что Юра будет готовиться только к Бельгии, а с Казахстаном мог сыграть только при форс-мажоре. У казахов же искусственное поле, и для Жиркова, при его проблемах с ахиллом, это был бы риск. Здоровье футболистов для нас превыше всего. В этом плане мы не забываем, что игроку после матчей за сборную нужно играть еще и за свой клуб. Не понимаю, почему в адрес Жиркова звучала критика после встречи с Бельгией. Человек сделал все на достаточно хорошем уровне, а история с пенальти – дело индивидуального мастерства Эдена Азара, который творит чудеса и в Англии с "Челси", и в сборной.

– Черышев демонстрирует в сборной более уверенную и результативную игру, нежели в "Валенсии". Это объясняется тем, что в национальной команде его партнеры выше качеством, чем в клубе?
– Я думаю, что футболистам сборной России будет приятно услышать такие слова в свой адрес. Мне кажется, результативность Черышева связана с тактическими нюансами. Дениса в "Валенсии" используют немного по-другому. Если он играет слева в полузащите, то старается держать максимальную ширину, чтобы растягивать оборону соперника, выполняет подачи и идет в проходы. В сборной же он действует иначе: его смещения в середину не связаны с тем, чтобы подстроиться под соперника, а с тем, как мы сами выстраиваем свою игру. А значит, он получает возможность еще и завершать атаку.

– Денису нравится его роль в сборной?
– Судя по всему, он хорошо понимает, что от него требуется – это самое главное. Иногда тренер видит, что футболист может раскрыть свой потенциал лучше, если немного изменит свою игру, и для этого пытается передвинуть его на новую позицию. Что не всегда идет на пользу, поскольку игрок либо не понимает, как действовать на новой позиции, либо вовсе теряется. Приходится возвращать футболиста обратно. С Черышевым все ровно наоборот: он четко уяснил то, что мы с ним обсуждали и нарабатывали еще при подготовке к чемпионату мира. Поэтому сейчас, когда он приезжает в сборную, то понимает, что мы от него хотим.

– Можно считать, что в сборной у Дзюбы, как и в "Зените", происходит игровая перестройка, благодаря которой он стал больше действовать в подыгрыше? Не снизится ли из-за этого атакующая мощь команды, поскольку мы привыкли видеть Артема на острие с голами?
– Чтобы Артем чувствовал себя так же, как на чемпионате мира, важен момент функциональной подготовки. Если готовность Дзюбы ниже определенных процентов, то он не будет похож на себя.

– Приходилось с этим сталкиваться?
– Даже если вспомнить первые игры после возобновления сезона, было заметно, что Артем на себя не похож. Сейчас, через игры, он потихоньку добирает форму, повышает функциональный уровень, становится более мобильным и подвижным. Давайте не забывать, что с такими габаритами, как у Дзюбы, тяжело без функциональной базы передвигаться по полю и навязывать борьбу сопернику.

– То есть, даже поменяв стиль, он не растеряет качеств забивного форварда.
– Думаю, нет. К тому же, его игровой интеллект и понимание некоторых тактических моментов сыграют свою роль. Артем ведь неплохо действует, находясь спиной к воротам. Мы, как тренеры сборной, должны держать это в уме. Когда человек может принять мяч, придержать его на пару секунд, то находящиеся рядом партнеры могут сделать ходы, которые станут сюрпризом для соперника.

– Не находите, что в этом плане Артем немного по-новому раскрылся в паре с Азмуном?
– Что-то подобное есть. Сборная же играет немного по-другому…

– Россия ведь редко играет в два нападающих.
– Только в системе 5-3-2, которую мы использовали до Кубка конфедераций. Потом, действительно, провели очень мало игр с двумя форвардами в стартовом составе.

– Возвращение в сборную Смолова – аванс на будущее или же вы, как и Юрий Семин, считаете, что Федор выходит из игрового кризиса?
– В любом случае, Смолову надо было дать определенное время. Он пережил непростой период после мирового первенства. К тому же еще перешел в "Локомотив", где для него началась новая футбольная жизнь. Федор попал в команду, которая играет в иной, чем "Краснодар", футбол. Плюс, Смолов перенес повреждение плеча, которое не позволяло тренироваться и играть. И только сейчас начал напоминать себя прежнего.

– Тот этап, который вы сейчас отработали, вселяет оптимизм в отношении Смолова?
– Мы впервые после чемпионата мира работали вместе с Федором. Он приехал в хорошем рабочем настроении. К тому же и я, и Станислав Саламович пообщались со Смоловым лично, обсуждали различные темы. Но выступления на чемпионате мира не касались.

– Федор – не из тех, кто обижается, если его не поставили в состав?
– Нет. После мирового первенства Смолов многое переосмыслил. Разговаривать с ним было легко и у нас получился хороший диалог. Далее же все будет зависеть от того, как он будет играть за клуб.

– Как восприняли в тренерском штабе сборной заявление Леонида Федуна после матча в Бельгии о том, что в сборной слишком много возрастных игроков и что РФС требуется принять решение по омоложению состава?
– К этим высказываниям надо относиться спокойно. Мы поняли, что в словах руководителя "Спартака" речь шла о пожелании, тенденции, а не о конкретном матче в Брюсселе. Поэтому я бы поставил вопрос так: "Сколько молодых футболистов выступает у нас в сборной?". Давайте посмотрим: Чалову – 20, Ахметову – 21, Головину, Баринову – 22, братьям Миранчукам, Караваеву – 23, немногим старше Джикия, Оздоев, Кузяев, а также не игравшие в мартовских матчах Зобнин и Кутепов. В самом расцвете с точки зрения футбольного возраста сейчас находятся Фернандес, Черышев, Газинский…

– С другой стороны, одним из лучших на чемпионате мира был Игнашевич, которому далеко за 30.
– Чудес не бывает, непозволительно составлять всю команду из молодых футболистов. Если в клубе так нельзя делать, то в национальной команде – тем более.

– За годы работы помощником тренера вы определили, что главное в вашей профессии?
– Работа главным тренером и помощником, конечно, отличается. Мне уже давно понятны функции, которыми должен обладать помощник и как он обязан выполнять работу.

– Может, иногда у главного тренера общение со своим помощником или какой-то спор помогают найти золотую середину в принятии правильного решения? Или же в сборной присутствует единоначалие?
– У нас так повелось, еще со времен, когда мы работали в клубе, что в штабе собраны люди, помогающие друг другу расти. А рост возможен только при каких-то спорах или дискуссиях. Не скрою у нас, как и везде, бывают моменты, когда, кто-то может быть не согласен с чьим-то мнением. Но никогда не было и так, что кто-то сказал – и все пошли делать.

– Вы часто, как и в матче с Казахстаном, даете установки футболистам, выходящим на замену. Говорите что-то свое, или уже знаете, что попросил бы вас сказать главный тренер?
– Скорее, последнее. Готовясь к игре, мы заранее обсуждаем некоторые моменты. За 8 лет совместной работы я уже четко понял, что Станислав Саламович хочет сказать, и делаю это за него. При этом он не отвлекается от того, что происходит на поле.

– Решение о замене Черчесов принимает сам, или иногда советуется с вами?
– Замены – как раз из серии подготовки к матчу. Мы заранее все проговариваем, приблизительно понимаем, как может сложиться игра, знаем состояние футболистов и набрасываем черновые варианты замен. Иногда по ходу встречи случаются моменты, в которых решение принимает только Черчесов. Один из таких случаев – замена Дзагоева на Черышева в первом матче чемпионате мира с Саудовской Аравией.

– Были другие варианты?
– Изначально вместо Дзагоева должен был выходить другой футболист. Я уже отдал ему команду готовиться к выходу на поле, но Черчесов услышал это, развернулся и отменил замену, решив выпустить Дениса.

– Сейчас почему-то всплыла тема натурализации игроков сборной. Например, Роман Павлюченко относится к этому негативно. Вот в сборной по мини-футболу полно натурализованных бразильцев, но почему-то это никого не волнует.
– Вообще, тема непростая. Но мы к ней относимся спокойно, поскольку никого не просим выдавать людям российские паспорта. Такого нет и быть не может. Потом, гражданства делают клубы. Для чего? Для того, чтобы футболист перестал считаться легионером. Если у игрока есть гражданство России, при этом его квалификация соответствует национальной команде, то почему мы не можем его вызвать и дать шанс?

– Станислав Саламович говорил то же самое нам с Романцевым перед мировым первенством.
– То, что в российских клубах есть игроки, которые могут получить гражданство, не означает, что они автоматически будут вызываться в сборную. Вызываются лучшие. Черчесов постоянно говорит об этом. Да и сами футболисты в курсе.

– Если вспомнить чемпионат мира, какой момент можно считать моментом истины для нашей команды?
– Первая игра. Очень важно было хорошо стартовать.

– Неужто были какие-то сомнения, что обыграете Саудовскую Аравию?
– Нет. Все-таки фактор первого матча, давление, за спиной у нас были тяжелые сборы.

– Президент на трибуне. Это же тоже ответственность?
– Чемпионат мира в России изначально уже большая ответственность для огромной страны, где каждый второй будет следить за футболом. Что касается президента, то он сам занимается спортом и прекрасно понимает уровень ответственности на таких крупных турнирах.

– После этой игры с Саудовской Аравией появилась уверенность, что можно чего-то добиться?
– В большей степени у ребят, потому что они от всего штаба слышали слова, что им по силам не только занять первое место в группе, но и выйти как минимум в полуфинал. А Черчесов и вовсе настаивал на финале.

– Как отнеслись к неожиданной реакции Екатерины Гамовой по поводу присвоения игрокам сборной звания заслуженных мастеров спорта?
– На многие вещи, которые сейчас происходят в современном мире, смотришь с удивлением. Тем более, что в регламенте есть специальный пункт о присвоении подобных званий за выдающийся вклад в повышение авторитета Российской Федерации и российского спорта на международном уровне.

– То есть удивились?
– Именно так.

– И Черчесов?
– За него не могу говорить. Но когда я прочитал ее высказывание, широко открыл глаза. Не понимаю спортсменов, которые начинают что-то делить – успех, полууспех, регалии. Говорят, что фигуристы зарабатывают столько, а футболисты столько. Волейболистки почему-то были разочарованы, что футболистам дали такие звания. Нужно быть более спокойным в этом плане. И считаю, что ребята по праву заслужили звания.

– В игроках и в вас лично чемпионат мира что-то изменил?
– Изменил. Они стали более уверенными в себе в первую очередь. Главное – ребята поняли, что то, о чем мы им говорили при подготовке к турниру, были не просто слова. И мы действительно видели их потенциал, понимали, чего можем добиться. Но нам нужно было, чтобы они еще и поверили.

Тот цикл, который прошли до чемпионата мира, сам турнир, результат на нем, отношение болельщиков и пополнение опыта в копилке каждого игрока, все это задел на будущее.

– Можно ли сказать, что игроки, видя, что вы оказались правы, начали больше доверять тренерам, и это объединило команду?
– И эта команда сейчас сама может спокойно в раздевалке управлять коллективом.

– А есть игроки, которых вы вызываете перед игрой и что-то с ними обсуждаете?
– Они в любой команде есть. Во время чемпионата мы чаще общались с Самедовым, Игнашевичем, Акинфеевым, Смоловым, Дзюбой. Как правило, пять-шесть человек, с которыми говорили о предстоящем матче.

КОММЕНТАРИИ (0)

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.