Большое интервью Черчесова

ГЛАВНАЯ » НОВОСТИ » Большое интервью Черчесова
Станислав Черчесов
13.12.19

Большое интервью Черчесова

Большое интервью главного тренера сборной России Станислава Черчесова сайту «Чемпионат».

— В этой сборной России нет места скандалам. Cитуация с Дзюбой сильно вас огорчила?
— Артём — опытный футболист и взрослый, сформировавшийся человек. Сыграл пару игр за «Зенит» и только потом спокойно ответил. По большому счёту, это нас не затронуло. Хотим мы или нет, вокруг нас что-то происходит. Кто-то это делает ситуативно, кто-то — ненарочно, не понимая целиком ситуации.

— В случае с Дзюбой эта травля способна на него повлиять?
— Такие моменты способны повлиять на любого человека. Но так как мы рядом и у нас есть связь, свою обязательную программу должны выполнять. Если видим, что ситуация неправильная, есть же телефон, можно позвонить. Из этой ситуации всем нужно выходить достойно. Надеюсь, что всё устаканится и встанет на правильные рельсы.

— У вас когда-нибудь были недопонимания с болельщиками?
— Стараюсь всегда с пониманием относиться к вопросам, связанным с болельщиками. Но они не могут всё знать. И что самое интересное, я сам не могу всё говорить. Есть же вопросы тактики — ну нельзя иногда публично рассуждать о том, почему вчера футболист не отыграл до конца матча. А болельщик хочет его видеть. Ну, повозмущался он из-за того, что тот не играет, команда одержала победу, и он сразу забыл об этом.

— То есть лучше на подобные инциденты отвечать результатами?
— Да, время проходит, и результат – лучший ответ на большинство вопросов, которые есть в футболе. Это болельщик, если он не будет эмоциональный и живой, что тогда? Пришли как на концерт, камерно посидели… Так, что ли? Но, конечно, нужно соблюдать правила общественного порядка, это даже не обсуждается.

— Как воспринимаете охоту на болельщиков, которая сейчас началась?
— Знаете, про меня тоже бывают публикации, которые не соответствуют действительности, и я это вижу. Потом, читая про условного Васю Петрова, я ведь тоже могу подумать, что про него могут писать неправду. Вопрос достоверности информации входит в вашу зону ответственности. Поэтому то же самое с теми болельщиками, которых задержали, — я не знаю, что они делали именно в тот момент. Ситуацию надо правильно освещать, и тогда будет меньше недопонимания и всевозможных разногласий. Вообще, сейчас наступает пауза в футбольном сезоне, и будет время спокойно проанализировать ситуацию, которая сложилась в последнее время.

— Ну и последнее, почему Дзюба отписался от сборной России?
— Мне тоже иногда приходят какие-то уведомления, и сразу думаешь подсознательно: «Выключите, надоело уже». В определённой степени это начинает раздражать. Если захочу, сам зайду и посмотрю. Я вот свой «инстаграм» веду не сам, не слишком разбираюсь в этом. Но когда пошёл второй десяток фейковых страниц, решили её сделать — неделю меня уговаривали. Теперь люди знают: этот аккаунт официальный.

— Посты с вами согласовывают?
— Иногда да. Но в основном доверяю своим сотрудникам.

— Когда вы работали с Дзюбой в юности, у вас было понимание, что из него вырастет звезда национального масштаба?
— Не хочется никому лепить штампы, всё должно идти своим чередом. Никогда не знаешь, кто когда влюбится, женится, у кого ребёнок родится. Есть много других нюансов — кто получит травму, кто куда перейдёт, кто будет его тренером...

— Но Дзюба удивил тем, как сложилась его карьера?
— Меня он не удивил. Мы своих футболистов оцениваем, и, когда он был в «Спартаке», наш тренер по физподготовке рекомендовал ему чаще бывать в спортзале. Потому что махину в 196 см могут разогнать только мышцы.

— Не любил ходить в зал?
— Нет, почему? Просто можно ходить в зал для пляжа, а можно с определённой программой, которая даёт эффект. Теперь, видите, от него не только отскакивают соперники, но он и сам может разогнаться так, что не догонишь.

— Цель Дзюбы — стать лучшим бомбардиром сборной России, но на поле он часто играет на партнёров. Как считаете, нападающий должен быть эгоистом?
— Независимо от позиции любой футболист должен играть ситуативно. Если взять ваше слово «эгоист», я бы объяснил его тем, что нападающий должен выходить на поле с мыслью забить. Всё остальное — по ситуации. Как, например, с Кипром, когда он отдал Головину голевой пас. Это говорит о том, что Артём правильно читает ситуацию и стал зрелым форвардом. Я хорошо его знаю, в 18 лет он бы такой пас не отдал. Все бы сказали, что он эгоист, а я — то, что он пока не видит всю ситуацию и не созрел для этого. Сейчас он играет на команду и прекрасно понимает, что только в команде можно извлекать максимум.

— Он не просил в шутку устроить спарринг с командой попроще, чтобы побить рекорд Кержакова?
— Артём — взрослый человек и прекрасно знает, что мы обо всём в курсе. Забил же Смолов 100-й гол в карьере именно за сборную? Или Василий Березуцкий, которого награждали в Лужниках перед матчем с Шотландией, сыграл же он 100-й матч в сборной? Моя задача — знать всё обо всех. И если ситуация подсказывает, поддерживать футболистов.

— Помогали ему забить в матче с Сан-Марино, чтобы стать лучшим бомбардиром отбора? Цель была реальной, ему нужно было четыре забить.
— Мы не выходили с такой задачей, потому что это неправильно. Если бы он не был в состоянии играть, его бы и на поле не было.

— Что происходит со Смоловым? Всё-таки дважды лучший бомбардир РПЛ.
— Знаете, какое у меня есть преимущество по сравнению с работой в клубе? Мы не подписываем контракты с футболистами, не платим им зарплату. Наша задача — внимательно наблюдать. Если ситуация так складывается, что игрока преследуют травмы, то повлиять на это мы не можем. До этого Дзюба тоже год в сборной не играл. То же самое было с Газинским, Оздоев вообще около двух лет не вызывался.

— Но всё-таки речь о Смолове.
— Он — футболист хорошего уровня, но сейчас ситуация складывается вот так. Наступила пауза, будет Новый год. А Новый год — это новый старт. Смотрим на всё профессиональным взглядом и делаем то, что нужно команде. Только подумайте: из 25 футболистов, вызванных на последний сбор, 15 не было даже в заявке на ЧМ. Восьмерых из тех, кто играл против Сан-Марино, тоже там не было.

— Если футболист не в лучшем состоянии в клубе, месяца вашей подготовки достаточно, чтобы привести его в порядок?
— Хороший и правильный вопрос. Если к ЧМ мы готовились через контрольные матчи и вызывали потенциально сильных футболистов, чтобы они набирались опыта, то перед отборочным этапом ситуация была другой. Футболист с потенциалом не будет готов за два дня, поэтому вызывали тех, кто уже готов и может играть. Но вы правильно сказали, у нас будет месяц сборов, и мы можем взять не 23 футболиста, как регламентировано на турнир, а больше. Подготовится — хорошо, нет — значит отправим домой.

— То есть вытащить Смолова, при условии, что он физически готов, в вашем коллективе можно?
— Если есть три недели подготовки, это меняет ситуацию. Главное, чтобы футболист имел базовую готовность.

— Есть ещё пример Зобнина, который больше не играет в опорной зоне за «Спартак». И вы уже высказывали опасения на этот счёт.
— Я не высказывал опасений. Меня спросили об этом, и я просто констатировал тот факт, что у нас он играет на другой позиции.

— Это никак не повлияет на его место в опорной зоне?
— В вашем вопросе есть доля истины, но тут мы опять возвращаемся к тому, в каком он физическом состоянии. За месяц можно сыграться. У клуба свои задачи, и мы никогда в это не вмешиваемся. А тот факт, сможет ли он перестроиться, повлияет на то, будет он основным игроком сборной. К тому же, возможно, зимой они сделают какие-то перестановки, и всё изменится. Бакаева это тоже касается.

— Ну а если Зобнин выдаст суперотрезок на правом фланге?
— Мы всегда отталкиваемся от игры в клубе. Если он будет играть там хорошо, для нас это тоже станет определённой опцией.

— Бельгия не надоела?
— Нет. Не было бы Бельгии, была бы Франция. Вот только изначально многие знали, кто с кем будет играть.

— Де Брёйне назвал этот факт позором.
— Нет, это не фарс и не позор — просто формальность какая-то.

— Что нужно сделать, чтобы переломить в головах футболистов стереотип о том, что Бельгия им не по силам?
— Для начала хорошо подготовиться к крупному турниру. Мы играли в марте и в ноябре, оба раза в не лучшее время для нас. Проверили две системы игры, но до сих пор не можем сказать, что будет, когда выйдем на другой уровень с точки зрения кондиций.

— Уровень интенсивности сильно отличался от того, что был во время ЧМ?
— Да. Разница в уровне интенсивности между матчами отбора к Евро и матчами ЧМ — 25 против 19 (речь о командном проценте интенсивности во время матча. – Прим. «Чемпионата»). В РПЛ этот уровень ещё меньше.

— Вы хотели что-то показать стране, выбрав тактику высокого прессинга в последней игре против Бельгии?
— Нет, просто была ситуация, при которой мы уже гарантировали себе выход на чемпионат Европы. Чтобы быть первыми в группе, надо было выигрывать 2:0, играли дома. Там, в Бельгии, мы сыграли в пять защитников, но теперь, после этой игры, мы имеем другую информацию. Может, и вы теперь вопросов будете меньше задавать. Эта игра была очень информативной для нас со всех точек зрения. Теперь эту информацию надо правильно обработать.

— Вопрос про психологию. Два поражения от Бельгии в двух матчах не говорят о том, что нам всё-таки сложно играть на равных с топ-сборными?
— Давайте начнём с того, что уже почти полтора года бельгийцы первые в мировом рейтинге. Это говорит об их стабильном уровне, и его необходимо понимать. Но опять же, мы встречались с ними ранней весной и поздней осенью, не самое оптимальное время для нас. Это объективные причины. Наша задача — подготовиться и подойти к первому матчу чемпионата Европы в оптимальной форме, тогда мы точно будем знать ответ на ваш вопрос.

— Пусть даже в оптимальной форме, разве реально играть с такой командой, как Бельгия, в высокий прессинг? Россия пыталась это делать, но слишком уж легко соперник проходил его и создавал моменты.
— Вы это увидели своим журналистским взглядом – значит и мы своим тоже увидели. А теперь вспоминаем. Мы же не играли в высокий прессинг против испанцев на чемпионате мира? Нет. А против Бельгии в первом матче? Тоже нет. А сейчас – попробовали. И выводы определённые сделали. Если в следующий раз тоже вдруг захотим обороняться в такой манере, учтём определённые вещи из игры в Санкт-Петербурге.

Кстати, вот вы говорите: пропускали из-за высокого прессинга. А ведь перед первым голом, наоборот, прессинг получился хорошим. Зобнин отобрал у Де Брёйне, могли развивать атаку, но Роман споткнулся.

— Кажется, он всё равно опаздывал в том эпизоде на доли секунды.
— Нет, не опаздывал. Неправильная трактовка. Игроки не могут всё время находиться на расстоянии 50 сантиметров от соперников. Зобнин всё сделал правильно: он не мог оставить свою зону заранее, нужно было ждать развития эпизода. Де Брёйне получил пас, он находился спиной к нашим воротам – вот тогда Роман быстро среагировал, выдвинулся, отнял мяч, а потом запнулся. Если бы не упал, кто знает, может, мы бы провели голевую атаку, а не пропустили.

— Можете представить, что на чемпионате Европы наша команда так откровенно сядет в низкий блок, как против Испании?
— Ничего пока не могу сказать. Вы меня спрашиваете о том, что будет через полгода. Мы изучаем соперников, но ведь всё может быть – вдруг у них полкоманды травмировано будет. Бессмысленно сейчас тактику предугадывать.

— Согласны, что ключевое слово в этой сборной России — ответственность? Да, она может не обыграть Бельгию, но глупостей с этой командой точно не произойдёт.
— Да. Глупости не должны случаться ни с одной командой. Не раз повторял, что у нас есть внутренний девиз: свобода, но ответственность. Только свободный человек может проявлять свои лучшие качества, поэтому футболист должен чувствовать себя раскованно.

— Сборная уже напоминает машину? За весь групповой цикл не потеряла ни одного очка с соперниками, которых должна была обыграть.
— Это радует, потому что мы изначально знали, что квалификационный турнир — это спринт, где нельзя допускать осечки или засиживаться на старте. Потому что потом будет невозможно догнать. Пример тому в нашей группе — Шотландия. Проиграли первый матч с казахами и потом, глядя в спину, занервничали, а позже и вовсе сменили тренера.

— По сравнению с ЧМ в чём удалось прибавить?
— Сложно сравнить, потому что ЧМ — отдельный турнир. Вот если бы играли два ЧМ подряд, я бы сказал, в чём мы прибавили. Но отборочный этап — это совершенно другое. Единственное, могу сказать, у нас есть понимание того, кто мы есть и что мы можем. Реально себя оцениваем и стараемся не допускать ошибок с теми, кто с нами равен или ниже по классу.

— Какой матч отборочного турнира стал для вас лучшим по качеству футбола? Домашний с Шотландией?
— Говорю откровенно: во всех играх были как положительные отрезки, так и отрицательные. Нам нужно стать стабильнее. Кстати, нас критиковали после минимальной победы над Казахстаном. Советую ещё раз спокойно пересмотреть. Убедитесь, что, несмотря на 1:0, сделали мы даже больше, нежели в выездном матче, когда победили 4:0.

— Было мнение, что Финляндия – более лёгкий соперник, чем Уэльс. Согласны?
— Мы в первую очередь должны сами хорошо поработать, чтобы быть готовыми к любой команде. Мирослав Ромащенко уже начал собирать необходимую для анализа информацию. Другое дело, что, если брать футбольную историю, наверное, всем понятно: Уэльс котируется выше. Те же Бэйл, Рэмзи и другие – футболисты топ-уровня. На бумаге очевидно, что по именам финны уступают валлийцам. Но на деле команды по той или иной причине могут подойти к лету в разной форме – и невозможно сейчас предположить, кто каким окажется.

— А финский нападающий Пукки, суперзвезда чемпионата Англии, вас не впечатляет?
— Да мы вообще можем открыть сейчас состав сборной Финляндии и зачитать названия клубов её представителей. Вратарь Градецки — «Байер». Наверное, что-то в нём есть, иначе не был бы основным в клубе Бундеслиги и не играл бы в Лиге чемпионов. Второй вратарь – из «Брешии», третий – из «Бристоля». Идём дальше: футболисты из «Кьево», «Рейнджерс», «Аугсбурга», снова из «Байера», «Норвича»… Сами же всё видите.

— Об этом и был вопрос: может, сегодняшняя Финляндия не так уж и уступает Уэльсу?
— Повторю: есть бумага, а есть реалии, их мы и будем досконально изучать. Ещё у нас Дания, которая, подчёркиваю, всегда была сильной сборной. Сильнейшей из команд северной Европы, вместе со Швецией. И у неё тоже в составе футболисты из «Тоттенхэма», «Челси», дортмундской «Боруссии» и так далее. Список можно продолжать.

— Вы сами затронули важный момент: игру футболистов в топ-чемпионатах. Пример Головина показывает, что в Европе можно сильно прибавить во всём: ментально, технически, тактически?
— Вообще, если брать физические характеристики (пробег, спринты и так далее), почти ничего не изменилось. Головин как был самым интенсивным футболистом на чемпионате мира, так и остался. Другое дело, что Александр взрослеет. Крепнет как мужчина, то же самое происходило бы и в ЦСКА. Но да, чемпионат Франции, в котором Головин стабильно играет, превращает его не в ситуативного футболиста, показывающего высокий класс через раз, а в стабильного исполнителя.

Каждую неделю ему нужно обязательно быть на топ-уровне, чтобы демонстрировать лучшие качества. Организм адаптируется, и для футболиста это становится нормой – грубо говоря, каждую неделю проводить матчи с интенсивностью Лиги чемпионов, работать на пределе. С точки зрения динамики «Лион» или «Ницца» ничем не отличаются от «ПСЖ». Сам Головин говорил, что ни одного защитника он просто так не обгонит, в отличие от чемпионата России.

— Вас не расстраивает, что у нас всего два представителя ведущих лиг?
— Нет, не расстраивает. Хотелось бы мне, чтобы их было больше? Да, хотелось бы. Но меня это не расстраивает.

— Дзюба близок к заключению нового контракта с «Зенитом», хотя долго грезил отъездом в Англию. Насколько другого Артёма мы бы получили, если бы он уехал в АПЛ?
— Другого – это однозначно. Но насколько бы он прибавил, сейчас сказать невозможно. У каждого футболиста при переходе в зарубежный клуб свои обстоятельства.

— Есть и пример Зобнина. На чемпионате мира в сборной он играл совсем в другой футбол, по сравнению с сегодняшними временами. А ведь мог уехать, как и Головин.
— Не забывайте, что на чемпионате мира Роман был ключевым игроком сборной России. Сейчас подготовим его к чемпионату Европы, и это позволит ему перестроиться от клубных вопросов к нашим. Он принимает те решения, которые считает нужными. Для нас же главное – чтобы он сам был в них уверен. Много факторов может быть: желание, возможность, семья, дети… Но естественно, мне бы очень хотелось, чтобы некоторые футболисты вышли из зоны комфорта, чтобы стать другими.

— Возможно, следующие футболисты, которые уедут в Европу, – братья Миранчуки. Или хотя бы один из них. Ваши мысли на этот счёт?
— Во-первых, это дело клуба и футболистов. Но взгляд со стороны: это стало бы плюсом для сборной.

— Алексей потянул бы «Ювентус»?
— Он футболист хорошего уровня. Просто тут тот самый случай, когда, видимо, определённая планка достигнута и нужно делать следующий шаг.

— Для вас Алексей в нынешнем сезоне прибавил? Он сыграл против Бельгии, проявлял себя в Лиге чемпионов.
— Мы смотрим не только на голы, а на всю игру, где нужно перекрывать зоны, сохранять мячи, выполнять соответствующий объём работы. Если вратарь отобьёт пенальти на 5-й минуте, то остальные 85 может ничего не делать? Вот и с полевыми футболистами так же, на одни их результативные действия смотреть нельзя. Есть голы, а есть нюансы.

И Алексею, и Антону на сборах подсказываем какие-то вещи, они знают, что я имею в виду. Есть вещи, на которые нужно обратить внимание. В топ-матчах нужно подходить к каким-то вещам стабильно, а не от случая к случаю. Например, ты не имеешь права при выходе из обороны в атаку на ровном месте терять мяч. Просто не имеешь! Ни в одном топ-клубе или топ-сборной это непозволительно. Потеря мяча нашей сборной в центре поля с Бельгией привела к голевой атаке соперника, и счёт стал 0:1. Такой команде, как Бельгия, это оказалось на руку.

— Вопрос как раз про впечатления в целом: прибавил Алексей в том, что у него раньше хромало?
— Понятно, что он взрослеет. Буквально оценивать его сейчас не будем, потому что разговоры и слухи о «Ювентусе» на него тоже не могут не действовать. Всё это закончится, он перейдёт (или не перейдёт – это тоже решение) и сможет полностью сконцентрироваться. Тогда стартуем заново. Способности есть, но на уровне сборной они пока не реализованы. И это вопрос не только к игроку, но и ко мне тоже.

— У вас есть понимание, почему Черышев так крут в сборной, но не в «Валенсии»?
— Не сказал бы, что в Испании Денис играет как-то не так. Другое дело, что мы знаем его качества и создали ему определённые условия для того, чтобы он ощущал себя комфортно. К чемпионату мира подготовили его, потому что в первые дни он себя неважно чувствовал. А теперь ещё Черышев понимает, что он важный игрок для нас, ответственен за результат. А играть он умеет.

— Вратарская линия перед чемпионатом Европы не тревожит?
— На сегодня мы об этом не задумываемся. Гильерме провёл стабильный отборочный цикл, не пропускал в семи матчах из 10, стабильно выступает 10-12 лет за «Локомотив». Хотя правда также и то, что последний месяц в клубе он смазал, это тоже объективно. Сейчас наступит перерыв, а с января, начиная со сборов, всё стартует заново. Нам же не сегодня играть на чемпионате Европы. Вот если бы сегодня, тогда ваш вопрос стал бы актуален. А у нас ещё полгода. Спокойно оценим ситуацию. Не может же один месяц перечеркнуть всё для Гильерме.

— Тема с Акинфеевым вообще неактуальна?
— Я уже говорил по этому поводу. Повторю. Встречался с Игорем после чемпионата мира два раза. Он сказал, что у него имеется соответствующее желание (завершить выступление за сборную. – Прим. «Чемпионата»). Более эту тему мы не затрагивали. Виделись с ним 22 августа на открытии его турнира в Бронницах, но вообще не говорили по поводу сборной. Переписываемся после матчей, поздравляем друг друга. У нас очень хорошие доверительные отношения, он такой же футболист, как и все. Если принял решение по той или иной причине остановить историю со сборной, это его право.

— Иными словами, если передумает, то вы всегда рады? Как в случае с Игнашевичем.
— Дело в том, что с Игнашевичем я никогда до чемпионата мира не работал как с игроком, а с Акинфеевым мы прошли долгий путь. У нас не те отношения, чтобы намёками разговаривать. Убеждён, что если у Игоря что-то изменится, он прямо об этом скажет.

— Была информация, что вы его уже чуть ли не уговаривали вернуться.
— Он взрослый человек. Формулировка «уговаривать» — она ему самому не понравится. Дайте ему время спокойно поиграть. Если у него что-то изменится, первым человеком, который узнает об этом, стану я. А затем уже и общественность.

— Вас радует, как резво стартовал в тренерской профессии коллега Игнашевич?
— Радует, но не удивляет. Работали вместе на чемпионате мира, потом он был в нашем тренерском штабе. Мы его, как говорится, благословили. Дай бог, чтобы так продолжалось дальше. Значит, не ошиблись ни в чём – ни в игровых качествах, ни в тренерских способностях. И вот это греет нам душу, мы за него болеем. Жаль, что последние матчи «Торпедо» оказались скомканными из-за разных причин. Там и со стадионом были проблемы. Это как раз из той серии, когда не всё бывает гладко. Теперь задача – выправлять.

— Вы часто повторяете, что больших изменений в команде быть не должно. Будет ли у новичка шанс ворваться в состав накануне Евро?
— Опыт подсказывает, что такое если и случается, то редко. Все российские футболисты – на ваших глазах. Кто может быть этим новичком?

— Условно молодой вратарь Сафонов.
— Мы внимательно смотрим. В последних двух матчах в Лиге Европы он не играл, это решение тренерского штаба «Краснодара». А нам бы очень хотелось, чтобы потенциальные кандидаты выступали на соответствующем уровне, чтобы мы имели возможность сравнивать. Чемпионат России или молодёжная сборная – это одно, Лига Европы – другое. Вот Сафонов, к сожалению, в двух последних встречах на поле не выходил.

— Сформировали для себя костяк на Евро?
— Я же говорю вам: в предыдущем микроцикле было только 10 футболистов, игравших на чемпионате мира. Я же не специально это делаю! Любому тренеру хочется иметь обойму, но жизнь заставляет вносить изменения. Если бы мне кто-то после чемпионата мира сказал, что всё сложится именно так, я бы не поверил, подумал, что шутит. Но ведь сложилось. Приходится реагировать.

— Вы не сторонник брать на крупные турниры перспективного футболиста, которому нужно помочь окрепнуть и влиться в коллектив, на перспективу?
— Есть игроки перспективные, и ты знаешь, что уже сейчас они тебе помогут. В таком случае вопросов нет. А иначе… Чемпионат Европы проходит не послезавтра и не завтра, а сегодня. И все 23 футболиста из заявки должны соответствовать уровню именно сегодня. Представьте, что два человека заболели ангиной, а ещё трое травмировались на разминке. На поле придётся выйти тому, кто, как вы говорите, «не до конца готов», но на будущее имеет потенциал. А такого быть не должно, мы должны быть уверены в том, что каждый – помощник для нас именно сейчас независимо от возраста.

И да, он может быть очень молодым и перспективным. Я всё время говорю про Головина, который ни одного матча за молодёжную сборную не сыграл, хотя по возрасту мог это делать вплоть до прошлого года. Но мы всегда знали, что для нас он футболист основного состава.

— Чем обусловлен выбор соперников для контрольных матчей перед чемпионатом мира?
— В марте я хотел провести только одну встречу. Примерно 30-го числа. Это месяц, когда мы только-только начинаем втягиваться в процесс. Футболисты могли бы приехать, провели бы спокойно один сбор в недельном цикле, мы бы их подтянули, потом сыграли бы хороший матч. Но УЕФА считает, что сборные должны проводить во время окна не одну игру, а две. Поэтому решили, что один матч проведём против сильного соперника, а второй – против более скромного.

Что касается первого спарринга, то наш соперник поменялся уже после жеребьевки. В связи с тем, что мы попали в одну группу с Финляндией и Данией, приняли решение сыграть на выезде со Швецией, которая стилистически похожа на двух наших оппонентов по Евро. Второй матч проведём с менее сильной, но очень неуступчивой командой Молдовы, которая в ноябре весьма организованно выглядела на выезде с Францией. Обе игры нам предстоит сыграть на выезде.

Если говорить об июньских матчах, то мы их проводим в соответствии с проверенным графиком. После сбора в Нойштифте сыграем в гостях с Польшей. Знаю эту сборную не понаслышке, ведь сам работал в чемпионате этой страны с «Легией». Это очень сильный интересный соперник, с которым сборная России не встречалась с 2012 года. Думаю, матч вызовет интерес и у наших, и у польских болельщиков. Вторую игру в июне проведем в Москве с Сербией, тоже очень серьёзным соперником, который ещё ведёт борьбу за путевку на чемпионат Европы. Мы планировали сыграть со сборными категории топ-16, но скорректировали планы. Швеция стилистически похожа на наших соперников по евро, о чем я говорил ранее. Кстати, и Швеция, и Польша входят в двадцатку сильнейших сборных мира. Тренерский штаб полностью удовлетворён тем, как сработал в этом плане РФС.

— Месседж «Наша задача – выиграть Евро» тоже не просто так огласили?
— Этот месседж сформулировали вы. У нас был другой – «побороться за Евро». Две разные вещи. Снова приходим к разнице между тем, что я сказал, и тем, что было услышано. Мы должны ставить задачу побороться за титул. А вот если поставим задачу выиграть титул – будет не совсем правильно. Объективно, мы не фавориты турнира, прекрасно это знаем. Хотя убеждён, что каждая команда захочет побороться за самые высокие места.

— Валерий Газзаев в своё время поставил чёткую задачу – выйти в финал Кубка УЕФА. Ещё в феврале. В итоге вышли в финал и взяли титул.
— Валерий Георгиевич был прав. Мы также говорим – надо бороться. И будем это делать.

— Вопрос про клуб болельщиков «Наши парни». Как вам эта инициатива?
— Она очень важная. Баринов, кстати, на днях приезжал, участвовал в акции с билетами. Всё это объединяет нас. Сам девиз «Наши парни» — тоже хороший.

— Важный вопрос напоследок: у Марио Фернандеса с русским языком становится лучше?
— С Марио я всегда говорю только по-русски!

— А он с вами?
— Он всё время машет головой. Надеюсь, всё понимает. Но во время игры делает то, о чём мы с ним договаривались. Хотя он на установке сидит рядом с Гильерме, может, тот переводит ему что-то. У Гильерме теперь есть вторая профессия — после игровой карьеры может работать переводчиком.

Источник: https://www.championat.com/
КОММЕНТАРИИ (0)

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.